Встала старая, перекрестилась, помолилась за сына и с больной душой, с больным сердцем поплелась в хату, чтоб не слышать того срама

Отдохнуть ей, однако, не довелось. В хату без стука вошел младший брат, пономарь Демьян Уманец.

- Ты не заболела, сестра?

- А чего мне болеть, когда всем должна? Голова прямо пухнет от думок, гда гроши взять и на управу, и портному за те нитки…

- Я б помог, да и сам не богат, - со вздохом сожаления проговорил Демьян.

- Чи, може, он в яме с дерьмом сидит где, как ты у тех турецких нехристей десять годочков сидел.

- Ты о ком?

- Та о ком же, как не о сыночке своем Сереге…

- Да воюет он на Кавказе!

- Сколько ж можно уже воевать?

- Столько надо. Кажуть, что там замирение вроде случилось, так что, гляди, однажды он нежданно переступит твой порог.

- Кабы ж то поскорее, а то с теми долгами скоро мне очи повыдряпывают.

- Все не выдряпают! Я что-нибудь придумаю, - пообещал брат Демьян.

Удовлетворенный тем, что сестра жива-здорова, но немало подавленный тем, что ее со всех сторон обсели вымогатели долгов, пономарь возвращался домой и, как это часто бывает, по дороге он решил продать свое старое ружье, которым он уже не пользовался с прошлогодней осенней охоты, заимев призовое на январьской охоте на вепрей новое немецкое.

Решив избавиться от старого кремниевого картечника, он уже с порога заявил жене:

- Продаю старое ружье!

- Давно пора! Зачем тебе сразу два?

- У добрых людей и по три, и по пять, и по десять ружей есть, и то они не журятся.

- То ж у добрых людей! А ты в добрые - ни рылом, ни мошной не вышел…

- Не начинай, ради бога!

- Я начинаю?!

- Послушай, Феоктиста, давай позже поругаемся.

- А теперя что, нельзя?

- А теперя придет старьевщик Волько, так ты же хвали-нахваливай во всё наше побитое ружье…

- Ладно, с меня не убудет, - уже спокойно ответила жена.

Пономарь пошел в церковь на службу, шепнул там одному, второму, третьему мужику о своем решении продать старое ружье – и уже через час об этом узнало все местечко.

Вечером пришел еврей Волько Рывкин. Внимательно и придирчиво рассмотрел ружье, заглянул в один конец ствола, в другой, зачем-то понюхал полку для пороха.

- Ну, что, добродей Волько? – спросил Демьян.

- Взял бы, если б знал, что хорошо бьет, - ответил значительным тоном тот.

Феоктиста тут же, как будто ее за веревочку дернули, произнесла от печи:

- Это такое ружье, что бьет, как нечистая сила!

- Ага, не пожалеешь, добродей, - подтвердил Уманец.

- Вчера как упало с гвоздя, - разошлась Феоктиста, - так в один миг два новых горшка разбило!



Этого было достаточно, чтобы старьевщик осторожно повесил ружье на гвоздь, где оно и висело до этого, и, что-то промычав на своем наречии, с едва заметным поклоном удалился к своей повозке у ворот.

Теперь у Демьяна и Феоктисты появилось и время, и повод для продолжительной свары, отчего ружье действительно упало с гвоздя, перебило с добрый десяток горшков и даже выстрелило, наполнив всю хату едким пороховым дымом; более того, убив при том старого кота, которого уже собирались нести топить в балке, где стояла высокая вешняя вода.

Басырга Бондаренко из Красино.

Каждый сам себе богатырь.

Апр

CXVI

Щель вовремя не заткнешь в стрехе – всю хату бурей разнесет.

Полковник Мартын Гайтота, собравший на раду доброго охотника-собачатника Демьяна Уманца и заводчика псовых промысловых пород еврея Шимана Рогачевского, пригласив их к себе, как равных панов, по своему обыкновению повел разговор издалека:

- Не поверите, тщательно изучил всю родословную своего пса Трезора на триста лет назад.

- И что? – буркнул пономарь, опаздывавший к церковной службе.

- О, это должно быть, очень интересно! – воскликнул всегда подобострастный по отношению к хозяевам жизни Шиман, вытирая рукавом лапсердака свою широкую спереди на голове плешь.

- Я бы сказал, загадочно, - воздел полковник указательный палец вверх.

- И что? – кривя губы в простецкой усмешке, спросил пономарь.

- А то, что я, наконец, разобрался, что это за собачья морда. Хорошо, что он не умеет читать, а точно пришлось бы ему по утрам Военные ведомости, чай и тапки приносить… Так что там о наших полках, добродей Демяьн? Вы выяснили чего? – спросил наконец по существу командир полка.




0445792300387153.html
0445853792803169.html
    PR.RU™