Соотношение теории и практики большевистских преобразований

В советской историографии утвердилась точка зрения, что все фундаментальные социально-политические и экономические преобразования большевики проводили в полном соответствии с марксистской теорией. Подтверждением этого является широко используемый в советское время термин «марксизм-ленинизм», который олицетворял собой творческое развитие вождём Октябрьской революции В. И Лениным (и соответственно партией большевиков) марксистского учения в «новых условиях развития капитализма». Надо отметить, что действия большевиков по созиданию «нового общественного строя» в России носили в значительной степени «экспериментальный характер», так как в работах К. Маркса и Ф. Энгельса они могли взять на вооружение лишь общие рассуждения о тех мероприятиях, которые необходимо осуществлять, продвигаясь от капитализма к социализму и коммунизму. Вместе с тем, некоторые прогнозы классиков были вполне определённы. Так в работе Гимпельсона Е. Г. «Военный коммунизм»: политика, практика, идеология. М., «Мысль», 1973 г. указывается, что Маркс и Энгельс считали, что уже при социализме товарное производство и обращение отомрут, а товарообмен будет заменён прямым распределением товаров. Вполне конкретны указания классиков на формы учёта затрат труда с помощью «бумажных удостоверений», в которых будет учитываться конкретное «количество часов, отработанных каждым работником». Таким образом, по мнению указанного автора, основоположники научного коммунизма теоретически допускали, что деньги отомрут уже при социализме. Наибольшую проблему для исследователей составляет вопрос о взглядах Маркса, Энгельса, Ленина на сущность «переходного периода» от капитализма к социализму. И если на основании анализа косвенных высказываний Маркса и Энгельса по поводу данной проблемы сформировалось мнение, что классики не распространяли ликвидацию товарно-денежных отношений на период, наступающий непосредственно после победы социалистической революции, то по поводу Ленина мнения исследователей расходятся. Ряд экономистов в 60-е гг. XX в. высказали мнение, что только опыт первых лет строительства социализма убедил Ленина в необходимости использования товарно-денежных отношений при социализме. Вместе с тем, взгляды Ленина на сущность переходного периода не имеют принципиального значения для оценки событий, последовавших за октябрьским переворотом 1917 г. Как бы Ленин в теории не относился к характеру переходного периода от капитализма к социализму, какие бы темпа не прогнозировал, именно практика определяла шаги большевиков. Жёсткая борьба за власть, сопровождаемая подавлением сопротивления «классовых врагов», захватом «форпостов» частной собственности и рыночных отношений, предопределили внешний облик и внутреннее содержание большевистской революции. Движение от капитализма к социализму могло осуществляться только по одному сценарию – «от насилия к насилию», «от насилия к ещё большему насилию». И если первый этап большевистских преобразований, осуществляемый с октября 1917 г. по март-апрель 1918 г. получил название «красногвардейской атаки на капитал», то второй – с весны 1918 г. по весну 1919 г. стал настоящим «фронтовым наступлением» на рыночные отношения. Показательно, что в теории («Очередные задачи Советской власти») именно в это время В. И. Ленин предполагал приостановить «атаку» и перейти к «правильной осаде» капитализма, заменив преимущественно политические на преимущественно экономические методы борьбы. Объясняя изменение тактики, Ленин указывал, что в первые месяцы после взятия власти среди большевиков доминировала идея «непосредственного перехода к социализму без предварительного периода, приспособляющего старую экономику к экономике социалистической». Период «мирного вытеснения» капиталистического производства («враждебной системы») с помощью налаживания системы «учёта и контроля» на отвоёванном у капитализма плацдарме вождь революции оценивал как государственный капитализм. На деле именно благодаря второму этапу большевистских преобразований (весна 1918 – весна 1919 гг.) «очаговое» противостояние большевиков и внутренних и внешних «защитников старого мира» трансформировалось в кровопролитную Гражданскую войну. Подобное развитие событий было вполне закономерным, так как в этот момент объектом наступления большевиков, нацеленного на подавление рыночных отношений и их носителей, стала российская деревня, с которой прямо и косвенно было связано подавляющее большинство населения России. Знаковыми явлениями разворачивающейся «аграрной революции» в России стали продовольственные отряды, комитеты бедноты, сельскохозяйственные коммуны, которые должны были создать на селе «форпосты» социализма. Это неизбежно означало раскол в крестьянской среде, на который сознательно шли большевики, и без которого у них просто не было шансов удержаться в крестьянской России. Теперь уже в разгоравшейся Гражданской войне «всех против всех» большевики могли победить только доведя борьбу с капитализмом до уровня «военного коммунизма» (весна 1919 г.) и бросив через рупор Коминтерна устрашающий вызов всей буржуазной Европе…





Характерные черты политики «военного коммунизма»

- Организация продразвёрстки.

- Ускоренная национализация средней и мелкой промышленности.

- Установление «продовольственной диктатуры» (введение государственной монополии на хлебную торговлю и полное запрещение частной торговли).

- Натурализация заработной платы.

- Уравнительность в распределении материальных благ.

- Жёсткая централизация управления хозяйством («главкизм»).

- Всеобщая трудовая повинность.

- Милитаризация труда.

Политика «военного коммунизма» в 1920-начало1921 гг. и её результаты

- Цепная реакция огосударствливания мелкого и мельчайшего частного производства (постановление ВСНХ от 29.11.1920 г. о национализации всей частной мелкой промышленности) как способ подавления остатков буржуазии и мелкобуржуазной стихии.

К осени 1920 г. было национализировано до 3500 заведений с 1 рабочим, примерно 3500 заведений с 2 рабочими, 4900 – с 3-5 рабочими и до 3700 – с 6-10 рабочими.

- Установление Советом обороны контроля хозяйственной деятельности в стране.

- Количественный рост управленческих структур (главков и центров).

Если осенью 1918 г. насчитывалось 18 главков и центров, то к 1920 г. их было уже 52.

- «Галопирующая» инфляция и обесценивание денег.

- Натурализация крестьянского хозяйства и заработной платы рабочих.

- Фактическое сокращение посевных площадей крестьянами, обеспечивающими их обработку по разнарядке.

- Падение производительности труда, сокращение производимой продукции в городе и деревне.

- Сокращение пайкового обеспечения рабочих в городах.

- Усиление роли «чёрного рынка» в обеспечении населения товарами первой необходимости.

- Активизация деятельности «заградительных отрядов» по борьбе с «мешочничеством», действующих вокруг городов

- Рост недовольства политикой большевиков в народе.

Очаги сопротивление политике «военного коммунизма» на территории России в 1920 - начале 1921 гг.

- 1920 - начало 1921 гг.: восстание в Астрахани; «вилочное» восстание крестьян в Уфимской и смежных губерниях; крестьянское восстание в Тамбовской и Воронежской губернии, повстанческое движение в Степном Алтае, в Семипалатинской губернии, Бухтарминском крае; Колывановское восстание в Томской губернии, восстание под руководством крестьянина-партизана П. К. Лубкова («Лубковщина»); Зеледеевское, Секрежское и Голупуповское крестьянские восстания в Енисейской губернии; Балагановское, Верхоленское и Голуметовское восстания в Иркутской губернии; Западно-Сибирское восстание крестьян и др.

Усиливающееся сопротивление крестьян и других слоёв населения политике «военного коммунизма» заставляло большевиков всё чаще использовать регулярные части Красной Армии для подавления восстаний. Численно армия росла «как на дрожжах», достигнув в 1919 г. 3 млн. человек, а к концу 1920 г. 5,5 млн. человек. Причём непосредственно боевой состав армии в 1920 г. составлял всего 2,4 млн. человек. Остальные несли службу в территориальных частях и использовались как рабочая сила в полном соответствии с политикой «милитаризации труда». Главным противоречием наращивания численности Красной Армии было то, что она становилась главным потребителем того скудного ресурса, который «военно-коммунистическая» держава могла произвести для своих граждан. Так, в 1919-1920 гг. на содержание армии ушло от 70 до 100% хлопчатобумажной ткани, до 90% обуви, до 60% сахара и все 100% производимого табака.

2. Нарастание кризисных явлений в экономике и обществе в связи с исчерпанием потенциала политики «военного коммунизма» и позиция руководства большевиков.

В 1920 г. один из видных теоретиков большевизма Н. И. Бухарин в своей работе «Экономика переходного периода», посвящённой своему «горячо любимому учителю, товарищу и человеку» В. И. Ленину ко дню его 50-летия писал: «С более широкой точки зрения, т. е. с точки зрения большего по своей величине исторического масштаба, пролетарское принуждение во всех своих формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является, как парадоксально это ни звучит, методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи». Юбиляр с карандашом в руках, внимательно изучив работу, подчеркнул указание Бухарина на закономерность и необходимость принуждения и написал «именно!». Вера Ленина в правильность проводимого социально-экономического курса в этот сложный период повлияла на его отношение к предложению Троцкого по поводу внесения некоторых корректив в проводимую внутреннюю политику, изложенного Л.Д. Троцким в «Основных вопросах продовольственной и земельной политики» для ознакомления и обсуждения в ЦК партии накануне IX съезда РКП (б). В нём Троцкий в качестве эксперимента предлагал на отдельных территориях отказаться в известных пределах от продразвёрстки и использовать формы материальной заинтересованности крестьян в результатах своего труда. Большинством голосов (11 против 4 голосовавших) это предложение было отвергнуто. Среди голосовавших против был и В. И. Ленин. Троцкий, «посягнувший» на ортодоксальные принципы социалистической экономики, не стал упорствовать и вскоре стал одним из сторонников усиления административного ресурса в экономике.

IX съезд РКП (б), VIII съезд Советов о восстановлении народного хозяйства и перспективах социалистического строительства в стране.

- Принятие решения о формировании единого хозяйственного плана страны, создании трудовых армий IX съездом РКП (б) (март-апрель 1920 г.). Ставка руководства партии большевиков на административно-командные способы преодоления трудностей и «традиционную» (нетоварную) модель строительства социализма. Защита политики «милитаризации труда», «чрезвычайных методов работы», «укрепления единоначалия», «единого хозяйственного плана» в качестве формулировании способов восстановления разрушенного войной и дальнейшего социально-экономического развития страны.

- Принятие VIII Всероссийским съездом Советов плана ГОЭЛРО (Государственной комиссией по электрификации России) во главе с Г. М. Кржижановским (декабрь 1920 г.). Формирование планового принципа развития экономики.

Вместе с тем на съезде Советов отдельными представителями эсеро-меньшевистской оппозиции выражалось недовольство экономической политикой, проводимой большевиками. В рядах большевиков тоже назревала почва для критики «главкизма» и бюрократизации всей системы управления производством.


0444343294553600.html
0444397006901505.html
    PR.RU™